Качели исполнения желаний


Нина взмыла вверх и ее белое полотняное платье парусом плеснулось на ветру:

— А не давать пробовала?

Я тоже поддала высоты и устремилась к максимальной амплитуде, как детстве:
— В каком смысле?

Она полотняным вихрем протаранила воздух.
— В прямом. Отказать в сексе… Чтоб знал…
— Нинка, ну ты совсем что-ли? Как не давать, если спим в одной постели? Мне что, на лавочке ночевать?
— Танюшкин, ты как вчера родилась: можно накукситься на ночь, придраться к невынесенному ведру, сказать, что голова болит… Мало ли причин, чтобы не дать…
— Если я еще к ведрам буду придираться, то мы вообще поубиваем друг друга.
— Ты ж говорила, что руки не распускает…
— Не распускал… Я вчера в него тарелкой запустила. Французской, небьющейся… Чего ржешь? Он поймал ее и запустил обратно… Она — об угол и на миллион осколков… У меня все плечо порезано… Больно, я в слезы… А он подошел, заграбастал меня своими лапищами и на кровать завалил… Я потом утром и кровь с простыни отстирывала, и осколки пылесосом собирала…

Нинка с любопытством приостановила свой стремительный полет:
— Может, милые бранятся – только тешатся? Может, вам какой вид спорта освоить на пару, Танечка? Бокс, хоккей с шайбой или мячом? Ха ха ха ха ха.

Я угрюмо раскачивалась как маятник.
— Кто-то, может, и тешится, но я устала уже… Что за человек, Нинусь? Мы же ведь на эту поездку целый год копили… А он взял и деньги отдал какому-то типу… Даже не другу, нет… Просто знакомому… Обидно… И это ведь не в первый раз.

Мы некоторое время качались в молчании. Потом моя верная подруга спросила:
— Отчего ты его не бросишь? Проживешь ведь и одна… Да и мужиков вокруг тебя вьется – найдешь кого-нибудь…
— Не знаю, Ниночка. Может, я какой-то особый вид мазохистки, которой нравятся игры испорченного разума? В общем-то, понимаю, что я сама не подарок… Знаешь же, люблю, чтобы все было по-моему…

Нинка задумчиво колыхалась вперед и назад.
— Может, не маяться вам дурью, завести ребенка, общий дом, зарегистрировать отношения, наконец…
— Нинусь, ну какого ребенка? Запереть себя в четырех стенах и потворствовать всем его многочисленным порокам? Я же за несколько месяцев с ума сойду.

Мы еще немного покачались в молчании. Видно было, что ее разумные советы и добрые намерения иссякли:
— Что же ты собираешься делать, Татьяна? И самое главное – чего хочешь?

Я замедлила ход. Качели натужно заскрипели. Ответила на сразу.
— Не знаю, Ниночка… Иногда думаю – как было бы здорово вообще с ним никогда не встречаться… Чтобы исчез он из моей памяти… Как и не бывало… И тогда была бы жизнь у меня легкая и понятная…

И я изо всех сил снова раскачалась – почти до полного переворота солнышком. Вдруг зазвонил телефон. Я на полной скорости досадливо вытащила его из кармана куртки. Незнакомый голос сказал:
— Здравствуйте, это вы Татьяна Владимировна Иванова?

Испуганная официальным обращением, я ответила:
— Да, я. Что случилось?
— Вам необходимо приехать на опознание тела. Записывайте адрес….

А вы когда-нибудь задумывались, чем может закончится ваше необдуманное желание? Поразмышляйте над своими желаниями…..

К сожалению, автор данного рассказа мне неизвестен.

Leave A Response

* Denotes Required Field